Полет номер один.

Мне было двадцать три, когда я впервые в жизни села в самолет. Это было мое первое международное путешествие. Мне нравилось тогда шутить, что все в этой жизни у меня с размахом. Первая поездка автостопом - к Байкалу (11 000 км туда и обратно), первый иностранный полет - из Москвы в Кению. 


Конечно, после этого было множество других путешествий и поездок. Но, первые впечатления - это то, что хочется запомнить.


Когда-то у меня был блог на сайте журнала "Вокруг света", где я публиковала заметки о путешествиях. Теперь делать это я собираюсь здесь, но пока готовлю рассказы о приключениях и путешествиях, пока записываю все это, буду по чуть-чуть готовить почву и публиковать более ранние тексты.


Что может быть удивительней, чем в первый раз в жизни увидеть, как большие, огромные в десятки и сотни раз больше чем ты, вещи превращаются во что-то ничтожно малое. В смешную попытку человека играть в «создателя». Этот плоский мир с автомобильными пробками и мигающими вывесками. Этот раскрой человеческого пространства, вырванный из гармонии природы. И вдруг, по воле случая, вырвавшись из горизонтали города, ты видишь волшебство. Трепещущее, будто птичье, крыло самолета. Гул в ушах и головокружение, давление солнечного сплетения и тяжесть затылка. Похоже на «американские горки». Когда при резком подъеме твое тело теряется в своих ощущениях. Страшно? Нет, совсем нет.

… А вот и облака. Такие ненастоящие, ватные, объемные. Нарисованные. Посмотреть вниз и можно играть. Как в детстве, когда лежишь в поле, вокруг зеленая такая свежая трава. Ты смотришь в небо и угадываешь в облаках причудливых созданий, животных, лица. А тут наоборот. Угадывать все это в рельефах маленьких (в сравнении?) поселков, городов, вырезанных из темных (а с этой высоты) почти черных лесов.

Самолет накренился, чуть совсем. Меняет направление. И вот яркий луч солнца слепит глаза. Закрываешь. Голова прижата к изголовью, не поднять. Все тяжелеет… Поддаешься совсем этой теплой яркой тяжести… и будто бы одно мгновенье проходит. Ты открываешь глаза. И не видно уже внизу ни «макетов» городов, ни необъятных лесов. Вид из этого маленького окошка представляется тебе видом на северный полюс. Яркое солнце, белая мороженая гладь, где-то рябит, где-то походит на ледник. И яркое, голубое, сказочное небо. Вот и все. Одиннадцать тысяч километров над землей. Пятьдесят четыре градуса мороза за бортом. Миниатюрная бутылочка белого сухого вина, больше похожего на крепко-кислую газировку.

Кто сказал, что в самолете плохо спится?

…Я заметила. Азиатские дети очень красивы. Как раз сейчас я сижу в мягком кресле зала ожидания и рассматриваю то ли китайскую, то ли японскую (никак не научусь различать) девочку. Мы все здесь собрались по одному поводу, нас объединяющему. Уже через восемь часов и эта азиатская девочка с ее родителями, и десятки других людей, и я, - мы все будем стоять в длинной очереди паспортного контроля, ждать получения визы в Кению. А потом мы выйдем из аэропорта, разойдемся по улицам Найроби, и скорей всего никогда больше друг друга не увидим. А пока мы здесь, в Стамбуле. И пока у меня есть время внимательно рассмотреть всех этих людей. Нет ничего интересней, чем наблюдать за людьми. А международный аэропорт – это ведь какое пространство!

Вот идет высокий африканский парень с высоким хвостом косичек. Его яркие желтые ботинки спутали меня и заставили думать о нем, как об американце. Не знаю, что навязало мне это заблуждение, но всех владельцев этих (нет, не желтых!) светло-бежевых крупно подошвенных ботинок я представляю американцами (кино?).

Пожилой, полноватый, около пятидесяти лет мужчина с капитанскими (опять стереотип?) седыми усами. Не уловлю речи. Откуда он и его жена (классическая среднестатистическая с виду, средних лет иностранка)?

Забавная игра.

Вот рядом садится девушка. Каблуки, юбка, ногти, стрижка, ничто не говорит о ее принадлежности к какой-либо стране. Раскрыла журнал. Листает. Улыбаюсь – рекламные страницы на украинском языке.

Никак не верится, что я в Стамбуле. Об этом напоминают разве что сувенирная лавка, магазин с турецкими сладостями (купила баночку) и турок в тюбетейке, предлагающий мороженое «специально для тебя»… И все равно, когда летишь первый раз, чувствуешь острее, смотришь иначе. И заранее жаль, что потом все станет рутинно, обычно. Как поезда, автомобили…

Рядом со мной, через одно кресло сидит кучерявый парень в очках из темной оправы. Косится в мою сторону, на мой блокнот. Думаю, а вдруг летит в первый раз? Играет в мою игру? Вдруг разгадает меня по почерку?..
9.04.10 

Комментариев нет